Интервью

STG: Сложные производственные системы ТЭК не готовы к полному переходу на российские технологии

Интеграция Инфраструктура
мобильная версия
, Текст: Наталья Рудычева

Основные проблемы информатизации российских предприятий ТЭК – хроническое недофинансирование, высокая загрузка квалифицированного персонала и курс на импортозамещение. Политика импортозамещения не всегда позволяет внедрять новейшие и передовые технологии, что в конечном итоге может привести к тому, что через несколько лет российские компании значительно отстанут от своих конкурентов на мировом рынке, уверен Лев Хесин, исполнительный директор STG (Sky Technics Group).

CNews: Каковы ключевые тренды на мировом рынке автоматизации нефтегазового сектора?

Лев Хесин: Основным трендом автоматизации нефтегазового сектора сегодня является обработка больших массивов информации. Ранее эти технологии были недоступны, поэтому основной упор делался на внедрение АСУТП и ERP.

Технологии обработки больших массивов информации наиболее востребованы в области геологоразведки, математического моделирования месторождений, прогнозирования добычи, подготовки и построения статистических моделей. Их развитие и использование нейросетей кардинально изменили подход к автоматизации в нефтегазовом секторе и привели к резкому росту потребности в вычислительных ресурсах, системах хранения и резервного копирования.

CNews: Нефтегазовый сектор является ключевым в экономике России. Как вы оцениваете уровень информатизации российских предприятий по сравнению с аналогичными предприятиями развитых стран?

Лев Хесин: По уровню использования ERP-систем российские компании не уступают зарубежным. Однако уровень использования геологических, гидродинамических моделей в сфере добычи в российских компаниях существенно ниже. В случае, если санкции в отношении нашей страны продолжатся, это отставание будет только нарастать.

CNews: Можно ли выделить общие проблемные зоны в сфере информатизации российских предприятий ТЭК?

Лев Хесин: Их немало. Хроническое недофинансирование, высокая загрузка квалифицированного персонала, курс на импортозамещение. Политика импортозамещения не всегда позволяет внедрять новейшие и передовые технологии, что в конечном итоге может привести к тому, что через несколько лет российские компании значительно отстанут от своих конкурентов на мировом рынке. А мы снова будем задавать себе вечные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?».

CNews: Какие услуги наиболее востребованы заказчиками сферы ТЭК?

Лев Хесин: Предприятия ТЭК сегодня заинтересованы в проектировании больших вычислительных комплексов с возможностью масштабирования и дальнейшего обслуживания.

Рынок ТЭК в России консервативен, и в ближайшее время не готов к передаче инфраструктуры на аутсорсинг и потреблению вычислительных мощностей как ИТ-услуги. Многие компании создали внутренних ИТ-аутсорсеров и пытаются действовать по западной модели, передавая им ИТ-активы. Однако экономическая эффективность таких действий не всегда очевидна в связи с особенностями организации работы внутри компаний.

CNews: Какое влияние на развитие рынка ИТ в ТЭК оказывают государственные инициативы, в частности, запуск ГИС ТЭК?

Лев Хесин: ГИС ТЭК – это система мониторинга и контроля компаний, которая предназначена для государственных органов. На мой взгляд, запуск ГИС ТЭК преждевременен. Сегодня компании собирают и хранят не более 30% данных, необходимых для передачи в эту систему. Сама по себе инициатива ее создания достаточно перспективна, но для полноценной работы ГИС ТЭК необходимо, чтобы в компаниях появились все необходимые для нее данные.

CNews: Отмечаете ли вы стремление российских заказчиков в отрасли ТЭК отказаться от использования решений иностранных вендоров в пользу российских разработок? В каких направлениях это возможно, по вашему мнению, а в каких альтернативы практически не существует?

Лев Хесин: Если говорить о простых транзакционных учетных системах, то да, такое стремление существует, и оно оправдано. Бухгалтерия, экономисты, плановики могут с успехом работать на платформах российских производителей.

Что касается сложных производственных систем, от которых зависят показатели добычи, то никакого стремления к переходу на российские технологии у заказчиков не наблюдается и, я думаю, в ближайшие годы не будет из-за отсутствия конкурентоспособных отраслевых продуктов у отечественных компаний.

Например, в этом году одна из крупнейших российских нефтяных компаний, оценив риски реализации ИТ-проекта на российском и китайском оборудовании, отказалась от него в пользу проверенных технологий западных компаний. Ведь неисполнение в заданные сроки производственной программы чревато для заказчика огромными потерями. А проведение экспериментов на своей площадке в текущей экономической ситуации в стране – непозволительная роскошь, поскольку стоимость разворачивания полигона в производственном секторе может достигать десятков миллионов долларов.

CNews: Насколько справедливы утверждения, что использование решений западных вендоров на российских предприятиях небезопасно?

Лев Хесин: Думаю, что ответом может стать простой факт. В каждой компании ТЭК имеется изолированный ИТ-сегмент, который не подключен к общей локальной сети и защищен в соответствии с принятыми стандартами информационной безопасности. Информация в нем хранится и обрабатывается исключительно с использованием западных ИТ-решений.

CNews: Существуют ли в вашем портфеле технологии «будущего», о которых вы только начинаете рассказывать потенциальным заказчикам?

Лев Хесин: Да, сейчас мы работаем над целым рядом решений. Пока мы не можем предоставить подробную информацию, поскольку у нас существует корпоративная стратегия вывода на рынок наших разработок. Могу только сказать, что это технология обработки данных, а именно новый взгляд на технологию прогнозирования и моделирования в геологии, легкой и тяжелой промышленности, медицине и в других отраслях.

В основе нашего решения – платформа от EMC, поскольку, на наш взгляд, технологии EMC являются одними из лучших в мире в этой сфере. Например, мы ожидаем всплеска интереса к трансформации ИТ с использованием новых подходов, таких как переход на гипер-конвергентные решения, а также активный отказ от уходящих в прошлое технологий хранения в пользу All-Flash решений. ЕМС одной из первых предложила такие решения и продукты.

Сейчас мы активно тестируем у наших заказчиков новые технологии, такие как конвергентные решения на базе EMC Vblock. Мы также готовы к переходу наших заказчиков на новые системы хранения ЕМС Unity и Vmax All-Flash, полностью построенные на твердотельных накопителях.

CNews: Какие проекты 2015–2016 годов в российском нефтегазовом секторе вы можете назвать наиболее трудными/интересными?

Лев Хесин: В 2015 году нами был создан и запущен в эксплуатацию высокопроизводительный вычислительный комплекс обработки сейсмических данных для одной из крупнейших нефтяных компаний в России. Заказчик хотел получить возможность решения задач в областях, не охваченных секторным моделированием полномасштабной модели пластов АВ1-5, и главное –обрабатывать большие объемы сейсмики, вплоть до 3000 кв.км.

Выполнять обработку больших массивов сейсмических данных предполагалось с использованием высокотехнологичного программного обеспечения, выбор которого стал одним из важных этапов проекта. Было непросто интегрировать все компоненты в единый программно-аппаратный комплекс, в котором применялись продукты различных производителей.

В итоге, новый вычислительный комплекс работает надежно и позволяет обрабатывать значительные объемы сейсмической информации для более сложного и точного моделирования, что, в свою очередь, является важнейшей задачей для нефтяных компаний.

В 2016 году у нас в разработке несколько проектов по созданию и модернизации вычислительных кластеров для заказчиков нефтегазового сектора. И если сам процесс разработки кластерной инфраструктуры достаточно отработан и не является чем-то особенно сложным, то процесс адаптации таких решений под конкретные потребности заказчика требует тщательной проработки, учета особенностей используемого ПО и существующих наработок заказчика, а также требований к интеграции в существующую инфраструктуру.