Статья

Зампредправления ПФР: В ИТ 2016 год для нас определяющий

ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Соломатин Павел

Пенсионный фонд – один из крупнейших ИТ-заказчиков России. Итоги 2015 года и задачи текущего периода, как была снижена стоимость на услуги связи, почему фонд осторожен при внедрении амбициозных ИТ-проектов и другие темы CNews обсудил с заместителем Председателя Правления ПФР Николаем Елистратовым.

CNews: Какое финансирование ПФР запланировано на 2016 год для информатизации ведомства, насколько существенны изменения бюджета по сравнению с 2015 г?

Николай Елистратов: В бюджетном финансировании мы учитываем определенную специфику, поскольку в рамках концепции создания автоматизированной информационной системы Пенсионного фонда, так называемой АИС ПФР нового поколения, существует ряд этапов. И мы сейчас находимся на завершающей стадии. Весь процесс, начиная с 2012 года, был четко разбит по этапам, включавшим в себя и бюджетные показатели, которые позволяют нашей системе достигнуть целевых параметров. Но так получилось, что последние два года бюджетные показатели очень сильно корректировались. Поэтому мы пытались выжимать из проектов максимум возможного с тем, чтобы корректировка не сильно ударила по планам развития системы. Мы каждый год согласовывали бюджеты с Министерством связи и массовых коммуникаций РФ и на 2016 год подали на согласование цифру немного меньше p14 млрд. Эта сумма была согласована, но потом, в результате известных экономических событий произошла интеллигентная корректировка бюджета Российской Федерации. Наш бюджет тоже скорректировали на 20%, осталось около p11 млрд. Это болезненно, потому что наша система достаточно чувствительна к внешним обстоятельствам, ее работоспособность связана с большими рисками, обеспечением социальной устойчивости в стране. Любое недофинансирование для нас –это головная боль. Сейчас думаем, что делать дальше.

CNews: Как будете оптимизировать работу, что придется принести в жертву?

Николай Елистратов: Мы выстраиваем внутри нашего ИТ-блока бюджетную стратегию, которая делит всю сумму на несколько списков: один неприкасаемый, без которого мы просто «упадем» всей страной; и другой – желаемый, он обычно очень короткий – перечень того, чем в самом крайнем случае можно поступиться.

У нас есть виды расходов, связанные с обеспечением картриджами, офисной техникой. Мы развиваем электронный документооборот и за счет этого экономим на расходных материалах. У нас более 2700 точек присутствия. Если по каждому пункту сократить хоть по крохе, то в конечном итоге можем получить солидную экономию.

CNews: Встречается обратная тактика, когда поддержка уже созданного неизбежна, а вот с развитием в эпоху перемен можно повременить. Вы проповедуете другой подход?

Николай Елистратов: Нельзя остановить развитие, потому что мы находимся, условно, на девятом месяце беременности. Мы не можем сократить расходы на сестер-акушерок, которые должны быть начеку и вовремя подойти и принять роды. Как я говорил, создание АИС ПФР 2 находится на заключительной стадии. Как раз 2016 год для нас определяющий не только потому, что будет идти массовая опытная эксплуатация новой системы, но еще и потому, что появляется необходимость совершенствовать другие, уже созданные объекты, крупные платформы и решения. Вот, к примеру, плоская сеть, внедрявшаяся в 2014–2015 годах. Еще около двух десятков проектов всплывет в 2016 году, и мы не имеем права сильно урезать деньги на развитие. Поэтому у нас есть предел, ниже которого опуститься не можем. Мы будем биться за каждую копейку, чтобы система работала.

CNews: Вы упомянули проект построения плоской сети ведомства. Расскажите о предпосылках перехода на плоскую сеть?

Николай Елистратов: Ранее применялась сетевая топология «вложенная звезда», характеризующаяся наличием множества «узких мест» и низкой отказоустойчивостью – при отключении одного узла связи было возможно отключение целого региона. Старая сеть обладала рядом других существенных недостатков, таких как низкая пропускная способность каналов связи, высокая сложность технической поддержки из-за многообразия применяемых технических решений, высокая стоимость сети (услуги связи приобретались у сорока различных операторов связи по раздельным государственным контрактам).

CNews: Почему вы остановились на топологии плоской сети, какие варианты рассматривались?

Николай Елистратов: При выборе вариантов построения сети мы руководствовались обеспечением максимальной эффективности работы системы АИС ПФР, с одной стороны, и максимальной эффективностью использования государственных инвестиций – с другой. Логика работы АИС ПФР нового поколения предполагает обмен трафиком между различными подсистемами районного, регионального и федерального уровня.

Николай Елистратов: Экономия от введения Единой системы социального обеспечения составит миллиарды рублей

Чтобы существенно понизить стоимость маршрутизирующего оборудования, мы решили использовать гибридную топологию, которую и назвали «плоская сеть». Главное отличие «плоской сети» от полносвязной топологии заключается в том, что трафик между районами, расположенными в разных регионах, маршрутизируется через региональные центры. Поскольку такой обмен трафиком редко не используется в работе системы АИС ПФР, а стоимость оборудования понижается значительно, такой вариант полностью себя оправдывает.

CNews: Как вы выбирали партнеров проекта: АМТ, «Ростелеком», «Мегафон». Какие критерии были ключевыми?

Николай Елистратов: Проводили конкурс в соответствии с 44-ФЗ. Кроме цены, среди критериев оценки были опыт/компетенция компании, срок выполнения ТЗ, SLA на каналы, и для операторов – наличие узлов связи во всех субъектах РФ, сроки предоставления проектной документации, проработанности трасс и подключения узлов, так как географически каналы проложены разными маршрутами.

CNews: Каков бюджет проекта и как быстро вернутся эти инвестиции?

Николай Елистратов: Бюджет проекта – это стоимость государственного контракта на работы по переводу КСПД ПФР на «плоскую сеть» (выполняет «АМТ Груп»), которая составляет p196,1 млн.

Если считать снижение удельной стоимости услуг связи, то проект не только окупился уже в первый год его реализации, но и принес существенную финансовую выгоду: эффективность расходования бюджетных средств выросла на 422%. Для сравнения, в 2012 году ПФР заплатил p1,84 млрд за 5,9Гб/с суммарной пропускной способности КСПД, а в 2015 году – p2 млрд за 27,3 Гб/с.

CNews: В чем вы видите основные результаты проекта? Проиллюстрируйте, пожалуйста, цифрами.

Николай Елистратов: Суммарная пропускная способность каналов связи КСПД ПФР с учетом резервной сети повысилась в 4,6 раза с 5,9 Гб/с до 27,3 Гб/с при увеличении бюджета на 9%, таким образом удельная стоимость услуг связи снизилась в 4,2 раза. Существенно повысилась доступность сервисов ПФР за счет организации резервной сети связи с автоматическим переключением. Например, удельное количество отказов централизованных прикладных сервисов снизилось более чем в 10 раз. Высока отказоустойчивость и эффективность использования каналов связи КСПД ПФР за счет реализации топологии «каждый с каждым». Повысилась оперативность и эффективность технической поддержки КСПД за счет унификации технических решений.

CNews: Как создание плоской сети скажется на качестве сервисов ведомства?

 Николай Елистратов: Появление надежной и высокопроизводительной сети является необходимым условием для внедрения новой автоматизированной информационной системы ПФР, и прежде всего по причине появления большого количества единых централизованных ресурсов, используемых всеми территориальными филиалами ПФР. Второе – ПФР, как и многие другие ведомства, расширяет круг предоставляемых услуг своим клиентам (как гражданам так и юридическим лицам) без привязки к их конкретному местонахождению, и это стало возможным только при наличии плоской сети.

CNews: Какова следующая амбициозная глобальная задача для ПФР, аналогичная проекту создания плоской сети?

Николай Елистратов: В 2016 году будет много интересных проектов. Например, проект построения Единой службы каталогов (ЕСК), который почти сопоставим по масштабам с проектом создания плоской сети. ЕСК представляет собой единое хранилище учетных данных о пользователях, сотрудниках ПФР, о правах доступа к смежным компонентам и подсистемам, входящим в состав АИС ПФР-2. Каталог насчитывает свыше 100 тыс. записей о пользователях и охватывает всю ИТ-инфраструктуру Фонда, географически распределенную на всей территории России, а это 84 отделения, свыше 2700 управлений. Уникальность реализации проекта ЕСК заключается в его сложности: менее чем за год был внедрен этот компонент и проведена миграция всех 120 тыс. рабочих станций и 30 тыс. серверов в новую единую службу каталогов.

Но более подробно мне бы хотелось рассказать о внедрении подсистемы внутриведомственного информационного обмена – единой шины передачи данных между элементами автоматизированной информационной системы ПФР нового поколения. Отмечу в качестве примера только один из тех бизнес-процессов, которые будут оптимизированы с использованием такой шины.

Сегодня ПФР ежеквартально принимает информацию о назначенных и уплаченных страховых взносах в разрезе каждого работающего от более чем 4 млн юридических лиц. Прием информации, форматно-логический контроль осуществляются на уровне территориальных органов ПФР, там же сохраняются первичные документы, далее эти документы передаются в обработку на федеральный уровень. Ключевая задача, которая стоит перед Фондом, – обеспечить одинаковую технологию приема, с одинаковым набором проверок, а также сократить количество движения информации от места приема до места обработки, тем самым снизить время проверки каждого принятого отчета. Стандартизация этого процесса приведет к единому уровню обслуживания при обработке страховых взносов. К тому же внедрение автоматического конвейера, по которому происходит движение информации, позволит убрать субъективный фактор и снизить трудозатраты сотрудников фонда на выполнение этой функции. Сейчас происходит апробация (опытная эксплуатация) технологии на ряде регионов, с 2016 года к ней будут подключены все региональные филиалы ПФР.

Также можно отметить, что наличие в составе подсистемы информационного обмена хранилища электронных документов позволит выполнить один из основных принципов новой информационной системы ПФР – однократный ввод и многократное использование информации.

CNews: Каковы другие направления информатизации ведомства в 2016 году?

Николай Елистратов: В 2016 году появятся на свет 25 наших основных функциональных подсистем. Причем речь идет не о том, что они появляются сегментарно, они создаются как конструктор Lego, где основные элементы уже существуют и собираются воедино. 2016 год важен для нас, потому что основная масса наших подсистем станет жить на единой платформе.

CNews: Какой эффект от внедрения подсистем вы ждете в 2016 году?

Николай Елистратов: В 2016 году у нас будут дополнительные, совершенно новые задачи. Прошел утверждение Госдумой закон о внесении изменений в закон о государственной социальной поддержке населения, регулирующий создание Единой государственной информационной системы социального обеспечения. Это огромный пласт работы, который востребован государством. Оператором системы определен Пенсионный фонд. Задача заключается в том, чтобы добиться прозрачности социального обеспечения. Государство сможет принимать более выверенные управленческие решения по всему набору льгот. Система также будет обращена к человеку, который через различные инструменты, включая личный кабинет, будет получать информацию о своих социальных правах. Гражданин сможет принимать самостоятельные решения, при необходимости оправлять запросы с целью оптимизации своих действий в области социального обеспечения.

CNews: Пенсионный фонд как оператор системы будет работать с федеральными, региональными и муниципальными органами власти?

Николай Елистратов: Совершенно верно. Система будет связывать большое количество ведомств и территориальных органов страны.

CNews: Дорожная карта по развитию системы появится в 2016 году?

Николай Елистратов: Да. Весь год у нас уйдет на создание техпроекта и написание концепции. К концу 2016 года мы планируем сделать прототип. Естественно, будем работать осторожно, тщательно подбирать пилотные зоны, чтоб получить представление о конечной целевой картине. Система должна быть понятной как для работы государства, так и граждан. Государство сможет сэкономить бюджетные средства, а гражданин поймет, какими социальными правами он обладает и какие решения ему нужно принимать для того, чтобы реализовать эти права.

CNews: Есть ли сейчас видение предстоящих работ?

Николай Елистратов: После внедрения прототипа в 2016 году, я думаю, потребуется еще два года для выхода системы в промышленную эксплуатацию. По предварительному расчету Высшей школы экономики, после вводу в эксплуатацию новых элементов экономия при самом консервативном варианте составит 3% от суммы, которую государство тратит на социальное обеспечение граждан. А это сотни миллиардов рублей. То есть можно посчитать, сколько государство сэкономит за первые несколько лет эксплуатации системы.

CNews: А за счет чего произойдет экономия?

Николай Елистратов: За счет устранения сдвоенных данных, за счет создания масштабного классификатора, унификации системы.

CNews: Система будет функционировать без привязки к местонахождению пользователя?

Николай Елистратов: Экстерриториальная функция будет готова в 2016 году, когда человек сможет обратиться за всеми услугами и сервисами по местонахождению. Если гражданин уехал в командировку и у него есть лишние два часа, он может зайти в систему в любом месте и получить услугу, находясь в Нарьян-Маре, даже если он родился и живет во Владивостоке.

Николай Елистратов: Если мы до конца не контролируем ситуацию мы вправе опустить рубильник и сказать «подождите»

В Пенсионном фонде раньше существовала заявительная система, даже на услугу установления будущей пенсии. Сейчас Пенсионный фонд работает заблаговременно с пенсионером, к моменту достижения им пенсионного возраста выдает информацию о предполагаемом размере пенсии и за год до выхода на пенсию можно оценить свои перспективы. Возможно, поменять работу и проработать несколько лет после выхода на пенсию, а в итоге получить пенсию, к примеру, не p15 тыс., а p20 тыс. Сейчас система дает такие подсказки, и наши клиентские службы разъясняют пользователям подобные нюансы.

CNews: В начале прошлого года вы планировали разыграть единый большой лот на разработку новой АИС ПФР 2. Но в последствие пришлось разделить работу на несколько этапов. Удалось ли после разделения соблюсти преемственность и связанность работ?

Николай Елистратов: Был такой момент в нашей жизни. Не первый и, уверен, не последний раз, когда мы большую работу выносили на конкурс. У нас были жесткие временные рамки, мы были вынуждены разделить конкурс на несколько частей. Поэтому выход автоматизированной системы разделен на так называемые выпуски – нулевой, первый, второй и третий. Минус в том, что мы притормозили работы из-за заминки с конкурсными процедурами. Но это одновременно стало и плюсом – заканчивая каждый из этапов, мы видели, какие недостатки существуют на каждом из рубежей, и устраняли их до следующего выпуска. К концу 2016 года будем запускать АИС ПФР 2 в полном объеме.

CNews: Конкурсные торги ПФР часто сопровождает много жалоб. Почему так происходит и не мешает ли это работе?

Николай Елистратов: Жалоб, сопровождающих конкурсные торги, всегда хватает. А если учесть стоимость наших конкурсов, то количество жалоб не удивляет. Создание геораспределенных государственных информационных систем требует от заказчика и исполнителя очень высокого профессионализма и серьезной проработки требований. Никто не застрахован от ошибок, и при необходимости мы дорабатываем свои требования. Но как правило претензии возникают у новых игроков рынка, не понимающих специфику поэтапного создания систем подобного уровня и масштаба, или у нечистоплотных игроков, не имеющих должных компетенций и пытающихся изменить требования заказчика под свои возможности.

Было бы странно, если жалоб не было вообще с учетом размера самого ПФР, а значит, и расходов по ИТ-направлению. Потенциально крупные контракты всегда привлекают много участников торгов. И, не всегда чистоплотных.

CNews: Минкомсвязь РФ регулярно поднимает вопрос взаимодействия Пенсионного фонда России с негосударственными структурами, со страховыми организациями, банками. Последним в процессе работы периодически нужна информация из ПФР при оформлении страховки, залога и так далее. Получение информации из Фонда напрямую могло бы упростить работу как данных коммерческих структур так и граждан?

Николай Елистратов: Это вопрос, спряжен с конфликтом интересов. Мы все стремимся к совершенству, и хочется сделать как лучше. Мы воспринимаем инновационность позитивно. Если нужно банкам получать информацию, которая позволит им выполнять свои обязательные и персональные функции, мы всегда это поддерживаем. Другое дело, если это связано с тонкостями соблюдения законодательства. Мы не можем пренебречь законодательством в интересах банков. Поэтому мы ведем с банками тяжелые, но продуктивные переговоры, и в конечном счете, уверен, договоримся и найдем выход из ситуации. Выход из положения может заключаться в возможности гражданина через личный кабинет на портале получить всю необходимую информацию в электронном виде из своего индивидуального лицевого счета и передавать ее банку либо иной другой структуре. Пенсионный фонд России обязан соблюдать конфиденциальность информации и, прежде всего, букву закона.

CNews: Получается, это вопрос использования данных о человеке без его ведома.

Николай Елистратов: Конечно, именно так. Мы никогда не пойдем на это.

CNews: Вроде бы цель-то благая – чтоб при обращении человека в банк, с него не требовали какие-то дополнительные документы.

Николай Елистратов: Пока закон не будет изменен, мы такую информацию напрямую банкам дать не можем. Но уже сейчас созданы все условия для получения гражданином исчерпывающей информации о своих пенсионных правах в электронном виде.

CNews: А сейчас схема взаимодействия с банками работает через заявителя?

Николай Елистратов: Именно через заявителя. То есть должен быть обязательно легитимный след человека о том, что он хочет получить информацию.

CNews: Возможно на техническом уровне получить электронное согласие на обработку данных для третьего лица?

Николай Елистратов: Возможно, но только след этого согласия должен быть легитимен, выверен и подтвержден. Практика показывает, что когда федеральные органы идут кому-то навстречу, возникают судебные дела с жалобами на отсутствие согласия на обработку информации. И отвечает за это уже не банк, а мы. И одного такого человека достаточно чтобы убедиться в правоте наших слов.

CNews: Ранее была информация в СМИ о том, что Пенсионный фонд протестировал несколько отечественных компьютеров «Эльбрус», каковы ваши впечатления от них?

Николай Елистратов: Ведомство довольно «Эльбрусами», добротные российские машины. Мы позитивно относимся к возможностям импортозамещения, поскольку необходимость импортозамещения и вопросы социальной безопасности государства стоят бок о бок. Мы еще посмотрим, как «Эльбрусы» работают, еще раз все проанализируем. Сразу и быстро мы не можем переходить на российские аналоги. Нужна глубокая проработка, тестирование.

CNews: Какой вам представляется работа с импортным ПО после вступления в силу норм закона об ограничениях закупки импортного ПО. Какие сложности вы предвидите?

Николай Елистратов: У нас параллельно идут два процесса: построение последнего этапа нашей системы и очень активный процесс изучения возможностей аналоговых решений. Там где можно, мы будем меняться. В следующем году будет запущена система, мы будем смотреть, как ее можно модернизировать. Это вопрос рисков, будем работать осторожно, взвешивая каждый шаг.

CNews: Как вы оцениваете новый порядок создания единой распределенной системы ЦОД, где будут объединены государственные ресурсы и системы? Насколько он отвечает всем необходимым требованиям безопасности и удобства использования?

Николай Елистратов: Сомнений в несоответствии этого решения необходимым требованиям нет. Речь идет о том, чтобы все тщательно проанализировать, и если передавать что-то в другую структуру, то только при обязательной гарантии ее работоспособности. Потому что как только произойдет сбой на один час, вопросы будут не к кому-нибудь, а к Пенсионному фонду.

Темы ЦОДов и сетей передачи данных затрагивали на переговорах с Минкомсвязью России. Мы участвуем во многих пилотах, рассматриваем передачу основного сегмента нашей сети. Если бы мы смогли уверенно передать свои мощности в централизованные ЦОДы, освобождая себя от дополнительных функций, это пошло бы нам только на пользу. Тенденция создания единых систем хранения, обработки и передачи данных на основе государственного облака в целом правильная.

CNews: Есть еще одна инициатива, связанная с централизацией. В целях борьбы с коррупцией администрация президента будет запрашивать выписки о состоянии дохода госслужащих через СМЭВ?

Николай Елистратов: Есть правильные идеи, но практика показывает, что мир гораздо сложнее. Существует один хороший и понятный гражданский СМЭВ. Но есть запросы, которые сопряжены с более конфиденциальной информацией и которые нужны государственным органам в онлайн-режиме, для чего СМЭВ подходит не в полной мере. Думаю, процесс очень скоро двинется вперед, но не в рамках существующего СМЭВа, который существует сейчас, а в сторону развития более закрытого его сегмента.

CNews: МЭДО не является таким закрытым сегментом?

Николай Елистратов: Я думаю, это будет что-то новое для оперативной работы государственных органов в части конфиденциальной информации.

CNews: Идея будет воплощена в виде отдельного технического решения?

Николай Елистратов: Думаю, да.

CNews: В декабре 2015 года в электронном виде перестала быть доступной услуга по подаче заявлений на выбор инвестпортфеля. Что произошло?

Николай Елистратов: Пенсионный фонд – очень консервативная структура, стоящая на страже интересов гражданина Российской Федерации. Мы хотим защитить человека. Вопросы, связанные с подачей заявления на выбор инвестиционного портфеля, на переход из ПФР в НПФ, из НПФ в ПФР, – очень тонкие. Игроки на этом рынке порой очень изощренные и часто находят решения, как обойти те или иные условия. Нам надо максимально защитить человека, чтобы он был уверен, что без его ведома его пенсионные накопления не оказывались в неведомых для него структурах. Это происходит. Для того чтобы такого не было, есть законодательство, есть удостоверяющие центры, которые выдают сертификаты квалифицированной электронной подписи. Только гражданин вправе реализовать свои социальные права.

CNews: Значит, это не было техническими неполадками?

Николай Елистратов: Названная выше услуга ПФР доступна. Никаких технических неполадок. Иногда мы сталкиваемся с необходимостью проанализировать ход этих процессов, качество реализации которых зачастую зависят не от Пенсионного фонда, поскольку он является лишь оператором системы. Мы создаем программы, запускаем, а потом оказывается, что где-то есть «слабое место», требующие усовершенствования. Мы вынуждены останавливаться. У нас вызвала сомнение правильность подачи этих заявлений.

Именно поэтому наши электронные услуги надо выстраивать в том числе с оглядкой на побочные эффекты, связанные с преднамеренными действиями заинтересованных сторон. Нам нужно сделать так, чтобы мы могли четко идентифицировать заявителя с помощью электронных инструментов. Если мы чувствуем обход законодательства, то вправе «опустить рубильник», сказать «подождите» и проверить процесс, в том числе с помощью других федеральных ведомств. Если сейчас на нас «упадет» миллион заявлений с неидеальной степенью «чистоты», от этого, конечно, могут выиграть банки, НПФы, но одновременно могут быть нарушены законные права граждан. Задача ПФР – все сделать по закону, максимально защитить человека в процессе реализации им своих социальных прав.

Антон Кураш