Статья

Опыт оптимизации сети в Альфа-Банке: ускорение процессов и сокращение расходов

ИТ в банках
мобильная версия

Масштабным компаниям нужна мощная ИКТ-инфраструктура. Но чем она больше и сложнее, тем труднее ей управлять, и это неизбежно приводит к снижению эффективности бизнес-процессов. Опытом успешного внедрения и эксплуатации решений для оптимизации корпоративной сети и контроля производительности бизнес-приложений делится Евгений Бакуров, руководитель направления в управлении сетевой инфраструктуры Альфа-Банка.

CNews: Почему у Альфа-Банка возникла потребность в оптимизации корпоративной сети?

Евгений Бакуров: Альфа-Банк – универсальный банк, который осуществляет все основные финансовые операции. Более 20 тыс. сотрудников рассредоточены примерно в 500 отделениях по всей стране, от Калининграда до Дальнего Востока. Около 70 офисов – крупные, узловые, к которым прикреплены все остальные. За поддержку различных направлений деятельности отвечают более 200 бизнес-приложений, развернутых преимущественно в московских дата-центрах. То есть у нас масштабная, географически распределенная ИКТ-инфраструктура с высокой степенью централизации.

Такая архитектура накладывает определенный отпечаток на скорость работы сервисов: система, которая в Москве запускается за 10 секунд, во Владивостоке может открываться несколько минут. Но ведь для многих клиентов каждый офис – это точка входа в банк, каждый специалист – лицо банка. Если он работает быстро и эффективно, это хорошо, клиенты довольны. Поэтому мы обязаны обеспечивать доступность и быстродействие наших сервисов во всех офисах, включая самые отдаленные.

Проверки сети показали, что задержки не связаны с перегрузкой каналов связи или мощностью оборудования. Главная причина – география, т.е. передача больших объемов информации на дальние расстояния. Понятно, что это нужно учитывать при разработке приложений, чтобы минимизировать обмен данными. Но здесь уже сказывается масштаб банка: очень много оборудования и приложений, поставщиков и разработчиков – трудно всем задать общие рамки.

CNews: Когда быстродействие сетевой инфраструктуры стало критичным?

Евгений Бакуров: В 2010 году Альфа-Банк запустил много новых бизнес-приложений. Кроме того, получили широкое распространение различные мультимедийные сервисы. Все это вызвало лавинообразный рост трафика, и перед ИТ-департаментом встала задача снизить соответствующие затраты. А поскольку сокращение трафика и ускорение доступа к сервисам напрямую связаны, мы поняли, что требуется единый инструмент, который анализирует и оптимизирует передачу данных во всей сети. То есть решение должно быстро оценивать ситуацию в целом, находить «узкие места» и позволять их устранять. Повторюсь: в первую очередь мы хотели просто сэкономить на трафике. Но когда мы внедрили технологии оптимизации трафика, то увидели, что сокращение расходов – только одно из позитивных последствий.

CNews: Как происходил выбор решения?

Евгений Бакуров: Выяснилось, что предложений не так много. Мы рассматривали продукты Riverbed Technology, Cisco Systems и еще пары вендоров, названия которых я сейчас уже и не помню. Сравнительное тестирование показало, что аппаратно-программные комплексы Riverbed обеспечивают наилучшие результаты для нашей инфраструктуры. Мы поняли, что у разработчика очень высокая экспертиза: в его продуктах заложены сложнейшие интеллектуальные алгоритмы, при этом конечные устройства очень удобны в эксплуатации, имеют простой интерфейс, с которым может разобраться почти любой инженер. В крайнем случае можно использовать настройки «по умолчанию», даже тогда решение будет работать достаточно эффективно.

Разумеется, учитывалась и экономическая составляющая. При тестировании трафик сократился почти вдвое, а скорость работы приложений возросла в несколько раз. Мы решили оценить окупаемость напрямую, как экономию операционных расходов на каналы связи. Посчитать косвенный эффект от ускорения бизнес-процессов и обслуживания клиентов достаточно сложно.


Евгений Бакуров: Если есть хотя бы две точки, передающие друг другу бизнес-трафик по ограниченным каналам, или точки сильно разнесены между собой, уже стоит задуматься об оптимизации

У нас есть каналы с платным трафиком и безлимитные, которые требуется периодически расширять. Сведя параметры инфраструктуры и показатели оптимизации, мы увидели, что внедрение окупится примерно за 1,5 года. Срок сочли приемлемым, и в 2011 году проект был запущен.

CNews: Вам понадобилась помощь системного интегратора?

Евгений Бакуров: Да, это направление было совершенно новым для нас, и для эффективного развертывания требовались профессионалы. Однако опытных участников было мало – ИТ-компании, которые специализировались на оптимизации, можно было буквально пересчитать по пальцам. По итогам объявленного конкурса победителем стал КРОК – интегратор давно занимается данным направлением, и его предложение нас полностью устроило.

CNews: Какие задачи следовало решить в первую очередь?

Евгений Бакуров: Прежде всего надо было тщательно проанализировать нашу инфраструктуру. Затем – проработать варианты развертывания решений Riverbed, подобрать оптимальные модели оптимизаторов Riverbed SteelHead. Наконец, провести пилотное тестирование и подготовку к полноценному внедрению. Кроме того, мы стремились развить экспертизу внутри банка. По сути специалисты КРОК проводили для нас мастер-классы – обучали, очень подробно объясняли все технические нюансы, чтобы мы активно участвовали во внедрении. Считаю, что обучение прошло успешно – в период развертывания систем оптимизации наши сотрудники и специалисты интегратора работали примерно поровну.

CNews: Расскажите подробнее о каждом этапе проекта.

Евгений Бакуров: Самым трудоемким был первый этап – анализ и подготовка, он длился около трех месяцев. С помощью инженеров КРОК мы детально прорабатывали все нюансы, оценивали результаты первых испытаний, вносили корректировки. Основная сложность заключалась в том, чтобы определить производительность внедряемых устройств. Дело в том, что решения Riverbed лицензируются по объему оптимизированного трафика, и нам нужно было понять, сколько «излишков» у каждого офиса. Зависимость между обычным и фильтрованным трафиком сложная, нелинейная, и подобрать правильные модели было непросто. Сначала мы делали расчеты на бумаге, потом проверяли их в тестовой лаборатории, а затем и в тестовом офисе.

Параллельно с пилотными испытаниями шла поставка оборудования, она заняла примерно два месяца. Наконец, всего за три недели мы запустили системы оптимизации в 35 крупных офисах банка. Быстро провести внедрение удалось по двум причинам. Во-первых, благодаря КРОК мы очень хорошо подготовились. Во-вторых, как я уже отмечал, устройства отлично сбалансированы, работают сразу после включения и не мешают бизнес-приложениям.

С тех пор, уже четыре года, банк использует продукты Riverbed. За это время мы самостоятельно внедрили их еще примерно в 20 отделениях.

CNews: Приходится ли общаться с интегратором при эксплуатации?

Евгений Бакуров: Да, КРОК продолжает нам помогать в сложных случаях. Несколько раз в год у нас возникают вопросы, которые требуют понимания глубинных механизмов оптимизации. Как правило, такие вопросы переадресовываются разработчику, потому что только он досконально знает архитектуру своих решений. Но надо отметить, что специалисты КРОК всегда сами пытаются найти ответы, дают нам ценные советы.

Например, однажды у нас по электронной почте не проходили определенные вложения. Это было связано с механизмами обработки почтового трафика и конкретного типа данных. Другая проблема возникла с контролем буфера на сетевом интерфейсе устройства оптимизации. Мы никак не могли понять, почему в определенный момент трафик теряется. В обоих случаях были комплексные программно-аппаратные трудности, и КРОК активно участвовал в их разрешении. В итоге, благодаря совместным усилиям, нам удается разобраться с любыми проблемами.

CNews: Приведите показатели эффективности внедренных решений, исходя из статистики во время эксплуатации.

Евгений Бакуров: Предварительные расчеты оказались верными. В офисах, где развернуты оптимизаторы, мы сразу увидели снижение трафика на 50-60%. В среднем нагрузка на каналы связи снизилась на 40%, а скорость передачи данных выросла более чем в 3,5 раза. Работа большинства бизнес-приложений ускорилась в несколько раз, и здесь важны даже не количественные показатели, а качественные.

Мой любимый пример: в прошлом году, во время проведения плановых работ, мы на пару дней отключили системы оптимизации. Предполагалось, что этого никто не заметит, кроме сетевых инженеров и коммерческого отдела, который оплачивает счета за трафик. Как бы не так! Мы тут же получили негативную обратную связь от пользователей: «Все тормозит», «Невозможно работать». Люди уже забыли, что три-четыре года назад они так работали, это было нормой. Теперь же они привыкли, что приложения запускаются быстро, и любое замедление воспринимают как проблему.

То есть по сути система оптимизации стала для нашего банка бизнес-критичной. Мы поняли, что надо менять приоритеты: сокращение трафика и экономия – это хорошо, но гораздо важнее ускорение работы – в нем заинтересованы все пользователи, а не только технические специалисты.

CNews: Как еще развивается система, помимо масштабирования?

Евгений Бакуров: Недавно мы модернизировали центральный узел нашей корпоративной сети, установив специальные балансировщики нагрузки от Riverbed – SteelHead Interceptor, что позволило развернуть дополнительные оптимизаторы SteelHead, таким образом увеличив производительность основного узла.

Также сейчас мы изучаем различные решения, которые обеспечивают мониторинг и контроль производительности приложений. У Riverbed есть соответствующая платформа – Network Performance Management, и не исключено, что мы будем сотрудничать с вендором и в данной области.

CNews: Обобщая свой опыт, что Вы можете посоветовать другим компаниям относительно оптимизации корпоративной сети?

Евгений Бакуров: Совет простой: если есть хотя бы две точки, передающие друг другу бизнес-трафик по ограниченным каналам, или точки сильно разнесены между собой, уже стоит задуматься об оптимизации. Можно подобрать решение любого масштаба – от настольного до многоюнитового стоечного.

Кроме того, у Riverbed есть решения, позволяющие управлять производительностью в облаке. Мы пока не готовы выносить свои «боевые» системы в облако, но многие компании уже активно используют эту модель. И там тоже есть что оптимизировать.

Вячеслав Цыганков