Статья

Замгубернатора Ярославской области об ИТ-приоритетах региона

ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Соломатин Павел

Как правильно формировать региональные приоритеты в информатизации, как реализуются проекты федерального значения на местном уровне, что остается от импортозамещения, какова перспектива автоматизации здравоохранения и почему проекты информатизации иногда встречают сопротивление, в интервью CNews рассказал заместитель губернатора Ярославской области – директор департамента информатизации и связи Эдуард Лысенко.

CNews: Какие приоритетные проекты 2015 года вы могли бы выделить?

Эдуард Лысенко: Одним из ключевых приоритетов было развитие ситуационного центра губернатора Ярославской области. Также мы продолжили информатизацию здравоохранения, формирование электронной медицинской карты на уровне региона, продвинулись в реализации оборота структурированными электронными медицинскими документами. В 2016 году планируем запустить в промышленную эксплуатацию этот сегмент. Далее отмечу проекты, связанные с исполнением Концепции региональной информатизации РФ. Мы вошли в число пилотных регионов, которые реализуют функционал ГИС «Контингент». Для нас это естественное развитие, потому что к моменту подачи заявки на федеральные субсидии система уже была развернута почти в 900 дошкольных и общеобразовательных организациях.

Эдуард Лысенко: Для многих врачей автоматизация – напряженный и параллельный основной работе процесс

В апреле мы приступили к внедрению критически важного для Ярославской области проекта – транспортной социальной карты. Возглавляет проект Департамент транспорта региона. Это сложнейший проект с точки зрения организации: эмитировано 380 тысяч карт, и с нового года все льготные категории граждан смогут пользоваться транспортом с помощью этой карты без наличного денежного оборота. Помимо этого мы повышаем медиаграмотность населения и стимулируем интерес к инновациям, чтобы молодое поколение воспринимало ИT не как волшебную грамоту, а как один из инструментов своего развития. В этой связи мы активно взаимодействуем с Департаментом образования и подведомственными учреждениями по работе с образовательными организациями. Еще одной важной разработкой минувшего года стал геопортал Ярославской области – gis76.ru. На сегодня портал активно используется ведомствами региона. На ресурсе размещено более 100 000 пространственных объектов, 200 тематических слоев. В том числе мемориалы воинской славы (к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне), схема территориального планирования, избирательные участки, зоны покрытия сотовой связью 2G/3G/4G.

CNews: Карта у вас собственной разработки?

Эдуард Лысенко: Мы используем движок ArcGis для геопортала. Карт у нас много, есть и своей разработки. Метаданные мы также применяем разные, например из Росреестра в части кадастровых данных.

CNews: Данная картографическая основа может применяться и для других решений? К примеру для диспетчеризации санитарного транспорта?

Эдуард Лысенко: У нас есть такая система, в ней используется движок OpenStreetMap, а карты дорог – свои. Бизнес-логика, движение транспорта, статистика, аналитика – это собственная разработка. В части специализированного транспорта у нас централизована диспетчеризация и контроль.

CNews: В этом решении реализована возможность взаимодействия диспетчера с бригадой скорой помощи?

Эдуард Лысенко: На данный момент только мониторинг транспорта. Чтобы связываться с бригадой, требуется интеграция с унаследованными медицинскими системами, а там все непросто.

CNews: Подобного решения у вас нет?

Эдуард Лысенко: Сейчас нет. То есть технически – есть, но организационно применяется на местах слабо. И связь недостаточно хорошая, чтоб подобное решение полноценно работало. Должно пройти время, постепенно все технологии станут естественным образом востребованы.

CNews: Типовое федеральное решение рассматривали?

Эдуард Лысенко: Рассматривали. Дистрибутив бесплатно предоставляется, а вот внедрение стоит p20 млн. У нас вся программа «Развитие информационного общества» в части инвестиций в развитие – p40 млн.

CNews: По линии Минздрава в стране реализуется «дорожная карта» по созданию единой информационной системы здравоохранения. Насколько область готова к исполнению набора региональных мероприятий?

Эдуард Лысенко: Одна из основных сложностей создания единого информационного пространства в здравоохранении связана с неготовностью врачей пересматривать свои привычные методы работы. И думаю не только в нашей области. Также не хватает ресурсов для того, чтобы обеспечить полноценную работу компьютеризированных рабочих мест. Если будет издана необходимая нормативка по электронному документообороту, сторонников станет больше, да и молодежь постепенно сменит старшее поколение. Что касается единой информационной системы, то ее основой является интегрированная электронная медицинская карта. Она по факту не может собираться через одну систему. Ее поставщиком являются десятки других систем, даже в рамках одного региона.

CNews: У вас в регионе несколько медицинских информсистем?

Эдуард Лысенко: Если говорить о федеральных требованиях, то у нас вообще таких медицинских информационных систем (МИСов) нет в лечебных учреждениях. Мы только начинаем внедрять такую систему как единый региональный сервис. Как таковую мы ее разработали еще в 2013 году. Но необходима отладка, к примеру в одном ЛПУ – типового процесса по амбулатории, а в другом – типового процесса по стационару. Надо продолжать постепенный набор данных в электронную медицинскую карту на уровне ЛПУ и их передачу в интегрированную электронную медицинскую карту на уровне ЕГИСЗ. Далее, когда процесс будет отлажен, придет время тиражирования.

Эдуард Лысенко: Телемедицина – прекрасная идея, только непонятно, кто и как будет ее оплачивать

Сейчас мы находимся на фазе перехода от утвержденного процесса к тиражированию. Я думаю, что еще целый год люди будут привыкать к этому процессу. Сложно это все пойдет. С федеральным сегментом у нас обмен данными протестирован, региональная шина работает. Она принимает информацию не только из типового облачного МИСа, но и из других систем, где нет полноценной функциональности МИСа, например из систем, формирующих талон амбулаторного пациента или результаты лабораторного исследования в рамках клинической лаборатории.

CNews: Что представляет из себя региональный сегмент ЕГИСЗ?

Эдуард Лысенко: Региональный сегмент – по сути, хранилище и шина данных для обмена. Дальше в пределах регионального ЦОДа есть медицинская информационная функциональность – так называемые, клинические сервисы, которая автоматизирует конечные типовые процессы. Существуют и другие поставщики медицинской информации, разные виды систем, которые являются поставщиками ЕГИСЗ и региональных МИСов. Их заменять не надо. Они останутся, потому что свое назначение выполняют. Например, это эндоскопическая система и др.

CNews: Есть мнение, что для полноценной работы интегрированной электронной медицинской карты недостаточно хорошо наполняются первичные данные в ЛПУ…

Эдуард Лысенко: У нас в центр передается информация, о которой я говорил ранее, – «лабораторка», эндоскопия и т.д. Это позволяет уже сейчас формировать электронную карту. В этом смысле тезис о том, что на местах не формируется первичная информация, слишком общий. Надо говорить конкретно, какой информации нет. Из утвержденного Минздравом в 2013 году стандарта интегрированной медицинской электронной карты на 160 страниц у нас 13 конкретных структурированных электронных документов (СЭМД) реализуется. В том числе электронное медицинское направление, эпикриз стационара и пр. Данные собираются из разных источников.

CNews: Есть ли у вас какие-то мысли, как форсировать эти события?

Эдуард Лысенко: Не надо форсировать. Людей надо обучать, и постепенно процесс изменится. Невозможно пятилетнего ребенка заставить подтянуться 12 раз. Для многих врачей автоматизация – напряженный и параллельный основной работе процесс.

CNews: Я даже не знаю, реалистично или пессимистично это?

Эдуард Лысенко: Это жизненный сценарий.

CNews: Это все уже должно работать к 2018 году?

Эдуард Лысенко: Думаю, к 2018 году пересмотрят и продлят дальше. Как себе представить, что десятки тысяч людей с традиционными навыками, ежедневно имеющие дело с реальными больными, основной обязанностью которых является спасение жизни, изменятся в одночасье? Больные ожидают от них повышения качества лечения в первую очередь, а уж никак не набор информации о состоянии их здоровья. ИТ должны становиться их инструментом, помощником, а не еще одной обязанностью. Культуру использования ИТ нужно прививать постепенно.

CNews: Как вы смотрите на идею телемедицины?

Эдуард Лысенко: Прекрасная идея, только непонятно, как оплачивать.

CNews: Многие грезят телемедициной.

Эдуард Лысенко: Мегаполис дает свой эффект. Телемедицина – понятие очень широкое. Консультации и сейчас проводятся. Та же эндоскопия выстроена так, что фактически и есть телемедицина. 20 клиник по всей Ярославской области у нас работают в этой системе. В рамках модернизации поставлено мощное высокотехнологичное оборудование. Эндоскописты обучены не просто проводить исследования, но и фиксировать их в этой системе. Благодаря чему они, даже – возможно - не зная, как расшифровывать фоторезультаты исследований, передают их в областную онкологическую больницу. После постановки диагноза заключение направляется в районную больницу. Такой процесс способствует непрерывному обучению врачей на местах.. По сути, это и есть удаленные консультации. Это тоже телемедицина, и она существует вне рамок какой-либо нормативно-правовой базы. Телемедицина – однозначно правильное направление, потому что высококвалифицированным специалистам невозможно дотянуться до каждого человека. Да и квалификация специалиста должна постоянно подпитываться новыми консультациями с более опытными коллегами.

Эдуард Лысенко: Эффективного ПО для импортозамещения на данный момент мы не видим

CNews: Насколько изменился бюджет 2016 года?

Эдуард Лысенко: Увеличился, но недостаточно. У нас в программе развития заложено приблизительно p50–60 млн. Невозможно быстро – в рамках одного бюджетного годового цикла – создать и внедрить информационную систему. В первую очередь существуют препятствия на стороне внедряемых, потому что вся государственная автоматизация приводит к тому, что становятся прозрачными информационные потоки. А как только процесс становится прозрачным, уходит, допустим, наличный оборот, тут же появляется бюджетная эффективность. Поэтому если говорить про p50–60 млн, это для нас достаточный объем обеспеченного ресурсами внедрения.

CNews: Управление ИT-проектами централизовано в области?

Эдуард Лысенко: У нас нет централизации бюджетов. Департамент информатизации и связи координирует проекты. Нет цели, как в Москве, например, забрать все деньги на себя. Это не всегда работает. Ведомству нужно самому нести ответственность за средства, чтобы иметь желание внедрить у себя то, что помогают строить.

CNews: Не боитесь получить разрозненные решения?

Эдуард Лысенко: Так и было, когда я пришел. Сейчас у нас есть два центра компетенции, которые фактически исполняют функции квалифицированного заказчика в переговорах с любым поставщиком. И все, что построено, как сдано, они контролируют, чтобы была преемственность, а не набор «черных ящиков».

CNews: Что станет для вас ключевым в финансировании на 2016 год?

Эдуард Лысенко: Те же приоритеты, что и в 2015 году, уже упомянутая медицина в частности. Появится ряд транспортных проектов, оговоренных концепцией региональной информатизации.

CNews: Интеллектуальные транспортные системы под значительно большим риском, нежели медицинские?

Эдуард Лысенко: Однозначно. А ЖКХ еще сложнее. Обычное дело, когда никто не хочет открывать информацию. Любая информатизация затрагивает интересы местных или федеральных бизнес-групп. Поэтому это неизбежно приводит к конфликту интересов. Информатизация – это серьезный государственный инструмент. Неудобный для теневых структур, очень правильный для государства.

CNews: Как вы оцениваете эффективность координации информатизации между регионами, с федеральным центром?

Эдуард Лысенко: Есть содержательная составляющая – куда бежать и какими коридорами. Условно это Концепция региональной информатизации РФ, в которой определены отрасли, задан функционал и сроки. Это дает региону возможность продвигать эти инициативы внутри. Под утвержденные федеральные показатели и требования легче построить региональные. Проще общаться с депутатами, находить общий язык и понимание, ссылаясь на общероссийский вектор. Если говорить об использовании федеральных субсидий из центра, то у каждого региона должна быть своя стратегия на этот счет.

CNews: Координация управления – это не только вопрос субсидий. Яркий пример для многих регионов – универсальная электронная карта. Федеральная инициатива, которую ринулись исполнять, а она в итоге «сдулась».

Эдуард Лысенко: Не просто инициатива – закон есть до сих пор.

CNews: Регионы деньги вложили, а после всего задаются вопросом «зачем»?

Эдуард Лысенко: Нет, они не после, они все время задавались. Нужно стратегию выстраивать, исходя из ресурсов и способности удовлетворить региональный ИТ-интерес.

CNews: В число важных проектов в последнее время стали попадать различные инструменты электронной демократии. На каком месте находятся у вас эти системы?

Эдуард Лысенко: Сегодня не определены признаки и перечень таких систем. Аналога «Активного гражданина Москвы» у нас нет. Его необходимость должна быть обоснованной. Для работы с общественным мнением у тех, кто занимается внутренней политикой, есть набор бесплатных инструментов, в частности соцсети. Добавление к этому такого же инструмента, как есть в столице, который требует, кроме денежных инвестиций, еще и серьезного штата по модерированию, не является очевидной мерой. И такие подходы скорее более востребованы для городских (муниципальных) сервисов, мегаполисов, нежели для обширных географических территорий.

CNews: Помимо прочего, на порталах подобных «активному гражданину» существуют интерактивные сервисы.

Эдуард Лысенко: У нас тоже можно обратиться гражданину, воспользовавшись электронными сервисами. Можно направить жалобу в любое ведомство, и там обязаны ее рассмотреть.

CNews: У вас есть региональная программа по импортозамещению. В соответствии с планом, к декабрю 2015 года вы должны были протестировать ряд решений и получить предварительные выводы по результатам.

Эдуард Лысенко: Ничего успешного, что можно было бы сходу применить, на данный момент мы не видим. Пока удалось финансово оптимизировать бюджет на ежегодное обновление Microsoft. Реинвестировали эти деньги в свои разработки. По-настоящему, если говорить про импортозамещение, надо чтобы на общесистемном уровне разработчики прикладного ПО перестроились. Если говорить про автоматизацию рабочих мест, здесь тоже есть подводные камни. Приезжали к нам, например, коллеги из MyOffice и презентовали типовое рабочее место. Замысел отличный, однако тотально заменить сразу все рабочие места на такой пакет невозможно. Наиболее вероятно развитие событий, что мы постепенно перейдем на что-то, похожее на GosLinux в качестве ОС и на пакет подобный MyOffice, например в здравоохранении, где возможно типизировать рабочие места. По линии СУБД – PostgreSQL все, что необходимо для СУБД, не заменяет, да и не вполне он импортозамещающий. Там, где мы заказываем свои разработки, мы обязательно требуем решение на opensource с последующей передачей исходных кодов.

CNews: Что ожидаете с 1 января 2016 года, когда необходимо будет обосновывать приобретение иностранного ПО?

Эдуард Лысенко: Будет сложнее покупать то же самое.

CNews: Сложнее, потому что надо доказать, что отечественный аналог не подходит?

Эдуард Лысенко: Да. Там, где можно было обойтись без проприетарного ПО, мы это и так сделали. ГЛОНАСС, геопортал основаны на opensource. Но движок в геопортале – на ArcGis, потому что другого такого нет. Мы изучали предложения «Ростелекома», «Яндекса» и не смогли увидеть того набора сервисов, который нам необходим. Тем более что нам нужно частное «облако». На рабочих местах офисное ПО упирается во взаимодействие с внешним миром – то есть, на стандарт де-факто от Microsoft.

CNews: Каково ваше мнение относительно перспектив нашего глобального импортозамещения в ИT-сфере, в сфере электроники?

Эдуард Лысенко: Если это будет неизбежно и все будут вынуждены с этим смириться, обязательно появится что-то ценное, в частности стандарты, и все будет хорошо. Тогда и «Мой офис» заживет вполне себе. Нужно годика два терпеливо дожимать. Программисты у нас есть, рынок удержать надо таким образом.

CNews: Какие-то удачные ГЧП-проекты в ИT-сфере есть в области?

Эдуард Лысенко: ГЧП-проектов в области в ИT-сфере в понимании закона о ГЧП нет. Это относится не только к Ярославской области. На круглом столе в CNews мы как-то обсуждали тему ГЧП. На нем приводились примеры проектов, которые скорее можно назвать совместной инициативой сторон. Но это не работает и не оформлено как ГЧП-проект. Это не ГЧП в терминологическом смысле законодательства РФ. Создание, обслуживание информационной системы в юридическом значении не может быть предметом контракта по схеме ГЧП.

CNews: Это проблема или это и не требовало регулирования?

Эдуард Лысенко: Если бы такая возможность появилась, это была бы труднорегулируемая, подверженная рискам мошеннического обращения модель, но, очевидно, она могла бы дать импульс развития информационным системам. Вы же понимаете, что информационная система содержит информацию, которой можно манипулировать. Что будет, если она окажется не в тех руках? А в такой ситуации это произойдет очень быстро. И как распознать намерения и перспективы участвующих сторон?

Но сами сервисы с нужным функционалом появились бы очень быстро. Я не вижу здесь простого решения на самом деле. Еще один аспект. Не важно, ГЧП это называется или нет. Важно для чего? Для того, чтобы быстро внедрить систему? ГЧП не решит этот вопрос. Будет частный партнер, он будет работать с теми же больницами или другими пользователями системы, и не факт, что у него это получится быстро.

CNews: История с системой взимания платы с 12-тонников отчасти это подтверждает.

Эдуард Лысенко: Да. Поэтому надо спокойно реализовывать политику государственной информатизации, и это в конечном итоге даст результат. В конце концов, две с лишним тысячи лет не было этого, а теперь появится, но не сразу, а постепенно.

Антон Кураш